Можно ли испортить зрение, если читать в темноте

Можно ли испортить зрение, если читать в темноте

Точно да, если текст приходится подносить близко к глазам.

Каждый из нас в детстве не раз слышал дома и в школе фразу: «Не читай в темноте — глаза испортишь!» О, сколько увлекательных ночных чтений под одеялом при тусклом свете фонарика было безжалостно прервано родителями! И всякий раз «провинившимся» детям читали нотацию, которая начиналась и заканчивалась риторическим вопросом: «Ты что, ослепнуть хочешь?» Ослепнуть никто из детей не хотел, но всем нравилось читать ночью под одеялом. У этого невинного занятия был отчётливый привкус приключения.

А вредно ли на самом деле читать «в темноте», то есть не совсем в темноте, а при слабом освещении?

Вы, конечно же, уже догадались, что не вредно, иначе бы эта тема в этой книге не была бы затронута.

И, скорее всего, недоумеваете: «Как такое может быть?» А самые строгие возмущаются: «Ну это уже чересчур! Ведь любой дурак знает…» Многие из вас могут вспомнить любимую присказку продавцов светильников и лампочек: «Света много не бывает, только мало». Продавцов можно понять, им важно продать как можно больше. На самом же деле света может быть и много, чересчур много, столько, что глаза режет.

Давайте разберёмся. Для начала вкратце ознакомимся с устройством нашего органа зрения.

Глазное яблоко состоит из внутреннего ядра, окружённого тремя оболочками: наружной, средней и внутренней. Наружная оболочка, называющаяся склерой, представляет собой плотную соединительнотканную капсулу, защищающую глазное яблоко от повреждения. В передней части, которая называется роговицей, склера прозрачна. Это нужно для того, чтобы через роговицу в глаз проникали световые волны. К склере прикрепляются глазодвигательные мышцы (у каждого глаза их по шесть), которые поворачивают глазное яблоко, изменяя направление взгляда.

Под склерой находится богатая кровеносными сосудами сосудистая оболочка глаза, которая обеспечивает питание и выведение продуктов обмена. Сосудистая оболочка содержит некоторое количество пигмента — это своеобразное «затемнение» глаза, препятствующее проникновению света через склеру. Часть сосудистой оболочки, расположенная непосредственно под склерой, называется радужкой. Цвет радужки (то есть цвет сосудистой оболочки) в быту называют «цветом глаз».

В центре радужки имеется круглое отверстие — зрачок, через который световые лучи проникают внутрь глазного яблока. Благодаря особым мышцам, которые расположены в радужной оболочке, величина зрачка изменяется в зависимости от интенсивности освещения.

На свету зрачки сужаются, предохраняя глаза от чрезмерного раздражения обильными световыми лучами, а в темноте расширяются, чтобы пропустить как можно больше лучей

За зрачком на круглой связке подвешен хрусталик — прозрачное тело, играющее в глазу роль линзы. Он и выглядит как двояковыпуклая
линза. Особая мышца, называемая цилиарной, или ресничной, регулирует кривизну (выпуклость) хрусталика, обеспечивая аккомодацию зрения, то есть фокусировку, настройку глаза на определённое расстояние до рассматриваемого объекта. Благодаря этому мы можем смотреть и далеко, и близко, чётко различая при этом детали предметов. Когда цилиарная мышца сокращается, кривизна хрусталика увеличивается и его преломляющая способность возрастает. Глаз получает возможность рассматривать предметы, находящиеся вблизи. Когда цилиарная мышца расслабляется, кривизна хрусталика и его преломляющая способность уменьшаются, глаз получает чёткое изображение удалённых предметов.

Внутренняя оболочка глазного яблока называется сетчатой оболочкой, или сетчаткой. Сетчатка содержит светочувствительные рецепторы — палочки и колбочки, преобразующие энергию света в импульсы, передающиеся по зрительному нерву в головной мозг. Колбочки располагаются в центре задней части сетчатки, прямо напротив зрачка. Они обеспечивают дневное зрение. Колбочки способны воспринимать цвета, форму и детали предметов. А вот палочки, которые раздражаются сумеречным светом, не чувствительны к цвету, и потому в сумерках мы не различаем цветов — ночью все кошки серы. Палочки располагаются как между колбочками, так и на периферии, окружая колбочки кольцом. В область этого кольца световые лучи попадают только при значительном расширении зрачка в сумерках, поэтому там нужны именно чувствительные к сумеречному свету палочки.

Под оболочками глаза находится стекловидное тело — прозрачное желеобразное вещество, которое заполняет пространство между хрусталиком и сетчаткой. Стекловидное тело придаёт глазу форму.

Что происходит, когда вы хотите рассмотреть какой‑либо предмет? Глазодвигательные мышцы поворачивают глаза в нужном направлении. Зрачок расширяется настолько, насколько это нужно. Цилиарная мышца сжимает хрусталик таким образом, чтобы световые лучи от предмета сфокусировались на сетчатке. Колбочки и палочки воспринимают световые лучи, которые являются для них раздражителями и преобразуют это раздражение в электрические нервные импульсы. По зрительному нерву импульсы поступают в кору больших полушарий, в затылочную область, где расположен особый участок, отвечающий за зрение, — зрительная зона. Здесь нервные импульсы преобразуются в картинку — в то, что мы с вами видим.

Знаете ли вы, что преломившиеся в хрусталике лучи света от рассматриваемого предмета, попадая на сетчатку, образуют на ней перевёрнутое изображение предмета? Почему же тогда мы не видим всё вверх ногами? В чём дело?

Дело в адаптации (приспосабливании), осуществляемой нашим мозгом. Новорождённые дети видят окружающий мир вверх ногами, но
благодаря постоянной проверке зрительных ощущений у них очень скоро вырабатывается условный рефлекс, позволяющий воспринимать предметы в нормальном, неперевёрнутом, виде.

Ознакомительная часть окончена, переходим к рассуждениям.

Мы способны видеть до тех пор, пока светочувствительные клетки сетчатки способны воспринимать раздражение, вызываемое световыми лучами. Когда это раздражение становится очень слабым, мы видеть перестаём.

Если освещение достаточно для того, чтобы видеть буквы, то мы можем читать. При освещении, недостаточном для чтения, мы попросту не сможем читать — вот и всё

При слабом освещении светочувствительные клетки раздражаются несильно. Глаз приспосабливается к недостатку освещения, расширяя зрачок. В том, что мышцы, регулирующие ширину зрачка, находятся в расслабленном состоянии (а именно так бывает при недостатке освещения), нет ничего опасного для нашего зрения. В расслабленном состоянии все мышцы отдыхают.

Для любых чувствительных клеток нашего организма слабое раздражение не представляет никакой опасности, в отличие от слишком сильного, которое может привести к нарушению их работы. Реагируя на сильный раздражитель, клетки разом расходуют все свои внутренние резервы на передачу в мозг слишком сильного сигнала, и им требуется какое‑то время для того, чтобы восстановиться. Простейший пример — после яркой вспышки перед глазами мы видим тёмные пятна. Это явление обусловлено тем, что часть светочувствительных клеток на время «выключилась», перестала функционировать.

При слабом освещении наши глаза отдыхают. Что делаете вы, если чувствуете, что ваши глаза устали? Включаете яркий свет или приглушаете освещение? Скорее всего — приглушаете. Любая релаксационная обстановка предполагает слабое, а не сильное освещение.

Функционирование в условиях слабого освещения не создаёт для глаз абсолютно никаких проблем. Любая интенсивность освещения, при которой возможно различать буквы, подходит для чтения. Другое дело, что при слабом освещении читать некомфортно. Но не вредно для зрения. Снижение комфортности какого‑либо процесса ещё не означает его вреда.

На сегодняшний день не существует ни научных данных, ни теоретического объяснения того, что чтение (или письмо) при слабом освещении хоть чем‑то вредно для зрения. Освещение может быть достаточным и недостаточным. При достаточном мы способны читать и писать, а при недостаточном — неспособны. Иначе говоря, любое освещение, при котором возможны чтение и письмо, считается подходящим. Разница лишь в том, что при слабом освещении процесс немного замедляется. Но глазам это не вредит и зрения не ухудшает! Нисколько!

Говорить о том, что чтение при слабом освещении вредно для зрения, всё равно что утверждать, будто прослушивание тихой музыки вредно для слуха. Разве не так?

Суть‑то едина — воздействие слабого раздражителя на орган чувств.

Позвольте обратить ваше внимание на то, что сейчас речь идёт о раздражителях, а не о каком‑то веществе, необходимом нашему организму для нормальной жизнедеятельности. Нельзя проводить параллель между слабым освещением и, к примеру, низким содержанием кислорода в атмосферном воздухе. Слабость раздражителя или его полное отсутствие жизнедеятельности организма в целом и какого‑либо его органа в частности не нарушает. Нисколько.

Что же тогда вредно для глаз? Что в самом деле может ухудшить зрение?

Вредно держать книгу чересчур близко перед глазами! Оптимальное расстояние от книги до глаз составляет 40–45 сантиметров. Минимально допустимое — 30 сантиметров. Ближе никак нельзя! Вы уже знаете, что при рассматривании близко расположенных предметов цилиарная мышца сокращается и сжимает хрусталик с боков, чтобы он стал более выпуклым.

Частое и длительное напряжение неблагоприятно сказывается на работе цилиарной мышцы. Кроме того, при рассматривании близко расположенных перед глазами предметов происходит компенсаторное изменение формы глазного яблока, а именно — удлинение. Наш организм устроен так, чтобы стараться компенсировать всё неблагоприятное. При удлинении глазного яблока сетчатка отдаляется от хрусталика, чтобы цилиарной мышце не приходилось напрягаться слишком сильно. Если регулярно читать, держа книгу чересчур близко перед глазами, то преходящее компенсаторное изменение формы глазного яблока станет постоянным.

Обратите внимание, что при удлинении глазного яблока в случае обычного положения хрусталика изображение от предметов фокусируется не на сетчатке, а перед ней. Возникает близорукость. Близорукий глаз чётко видит только близко расположенные предметы, что обеспечивается сокращением цилиарной мышцы и увеличением выпуклости хрусталика.

Если держать книгу чересчур близко перед глазами, то разовьётся близорукость. Если же и после этого продолжать вести себя подобным образом, то близорукость будет прогрессировать.

Интенсивность освещения не сказывается ни на кривизне хрусталика, ни на форме глазного яблока. Только зрачок расширяется или сужается.

Что ещё вредно для глаз?

Чтение в движущемся транспорте, при котором из‑за тряски книга или планшет то приближаются к глазам, то отдаляются от них и вдобавок смещаются влево‑вправо и вверх‑вниз. Глазодвигательным мышцам приходится постоянно поворачивать глазное яблоко, а цилиарной мышце — постоянно менять кривизну хрусталика. От такого непосильного в прямом смысле этого слова труда мышцы чрезмерно устают.

Если постоянно читать в транспорте, можно получить расстройства зрения

В метро лучше слушать музыку или думать о чём‑нибудь, но не читать и не смотреть фильмы на планшете или телефоне.

То же самое касается чтения в положении лёжа на спине. Без разницы, держите ли вы книгу одной рукой или обеими. Всё равно она постоянно смещается туда‑сюда. Незначительно смещается, вы этого можете не заметить благодаря огромной приспособительной работе, которую проводят ваши глаза. Но то, что незаметно для вас, даётся глазам с огромным трудом. Рано или поздно цилиарная мышца начнёт не так качественно управлять хрусталиком, а глазодвигательные мышцы — не настолько точно поворачивать глазное яблоко. И не обольщайтесь, пожалуйста, думая, что подобная «тренировка» идёт вашему зрению на пользу. Отнюдь! Только во вред.

Для чего понадобились эти два примера — с книгой, расположенной чересчур близко перед глазами, и с чтением в транспорте? Для того, чтобы продемонстрировать, что бывает вредным для зрения. Вредно всё, что вызывает чрезмерное напряжение цилиарной мышцы и глазодвигательных мышц. Также вредно чересчур сильное раздражение светочувствительных клеток очень ярким светом. Но чтение при слабом освещении не напрягает мышцы глаза и не сильно раздражает палочки с колбочками. Можно сказать, что при этом глаза находятся в спокойном расслабленном состоянии. Так о каком же вреде можно говорить?

На вопрос «Какое освещение является оптимальным для чтения?» существует всего один правильный ответ: «То, при котором вам комфортно читать». У каждого из нас этот показатель свой, сугубо индивидуальный.

«Почему же тогда санитарные правила устанавливают нормы средней освещённости для различных помещений? — могут спросить некоторые читатели. — Для школ, для производственных цехов и так далее…»

Потому что существуют наиболее благоприятные, комфортные уровни освещённости, которые приняты за общую норму. Например, для школьных классов этот показатель составляет 500 люкс (это единица измерения освещённости) на доске и 400 люкс на столах. Но освещённость относится к таким показателям, снижение которых не наносит вреда здоровью, а только затрудняет учебный или рабочий процесс.

Оставить комментарий

Пожалуйста, введите Имя

обязательно

Пожалуйста, введите существующий email

обязательно

Пожалуста, напишите сообщение

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

Медицина в Смоленске © 2022 Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только при наличии прямой активной гиперссылки на smolmed.ru

Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция smolmed.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.