«Московские врачи отправили домой». Смолянка с онкологическим заболеванием борется за жизнь

«Московские врачи отправили домой». Смолянка с онкологическим заболеванием борется за жизнь

В редакцию обратилась Светлана Борисовна Атрохова. Ей диагностировали рак. Речь идет о базалиоме, то есть новообразовании в виде кожных язв. После консультации в Смоленском областном онкодиспансере в январе этого года врачи приняли решение направить женщину в Москву. Забрав направление, 60-летняя смолянка получила, как ей тогда казалось, – надежду, и шанс на выздоровление. Пройдя все круги ада в столице, женщина вернулась домой – без точного диагноза, без заключения, без соответствующего лечения онкозаболевания. Теперь за Светланой ухаживает в домашних условиях дочь. Ее мать не могут даже пока госпитализировать несмотря на то, что у нее уже начались сильные кровотечения. Подробности этой истории читайте в нашем материале.

Диагноз, поставленный Светлане в Смоленске, – базалиома кожи левой подмышечной области (T2N0M0 St II), базалиома правой лопаточной области (T1N0M0 St I кл.гр II). Это распространенная злокачественная форма рака кожи у человека. Говоря простым языком, опухоль произрастает из клеток кожи.

«Семья очень обрадовалась»

Светлана Борисовна рассказала нашему изданию, что изначально она получала консультации по лечению в Смоленском областном онкодиспансере.

«Но мое заболевание серьезное, поэтому смоленские врачи решили направить меня в Москву – в Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена. Мне выдали направление, в котором было указано «на лечение». Вся моя семья очень обрадовалась. В тот момент нам казалось: наконец, мне помогут и, дай бог, вылечат. Но это было ошибочное мнение…», – вспоминает женщина.

Светлана записалась на прием ко врачу. День «Ч» – 1 февраля 2021 года. Она приехала в назначенный срок в московский институт. Один доктор ее осмотрел и направил к другому специалисту. Очередной осмотр, затем – сдача анализа на биопсию. Женщине также назначили дополнительные обследования – УЗИ, КТ. Кроме того, гистологические стекла (окрашенные пластинки образцов тканей, с двух сторон защищенные стеклами – прим. Ред.), которые делали в Смоленске, нужно было сдать на пересмотр.

«Так как в моем направлении из Смоленска было написано только «на лечение», то ни о каких бесплатных анализах речи не могло идти. Пришлось звонить срочно в смоленский диспансер и просить выдать новое направление, в котором были бы прописаны все детали проведенного ранее обследования. На мою просьбу отреагировали и по электронной почте прислали нужные документы. Но за гистологические стекла все равно пришлось платить… Дело в том, что все анализы на дообследование – платные, да и в московском институте принимают только анализы, сделанные именно там. Как следствие – в Смоленске я сделать их за более доступную цену не могла. Ни о каком полисе ОМС речи также не шло. Как нам пояснили, полис будет действовать на территории Москвы, если только прикрепиться к местной поликлинике. Бесплатные анализы нельзя было сделать практически от слова «совсем»: только элементарные – моча, кровь. Конечно, мы пытались звонить, узнавать, как нам быть; но телефонные трубки на «горячей линии» ОМС не отвечали. Именно так началось мое московское обследование. В этот день ко мне пришло осознание, что рано радовались мои родные и близкие. Москва, как оказалось, – это не лучший вариант для меня.

Мое состояние уже оставляло желать лучшего… В итоге с больной спиной и ногами я была вынуждена на каждое обследование добираться на такси. Затем выжидать время в очередях. Меня вроде бы и записывали на определенные часы приема, но ни разу никто не принял вовремя. Иногда время замирало и длилось бесконечно», – вспоминает Светлана.

«Просить надо ласково и вежливо»

После УЗИ и КТ доктор направила смолянку на другие обследования: МРТ, сцинтиграфию костей и консультацию гинеколога. МРТ и консультация врача-гинеколога – только платное «удовольствие». К тому же располагались кабинеты специалистов в совершенно разных местах. Снова – потраченные время, деньги и нервы.

«Я записалась к гинекологу, но врач заболела. В регистратуре меня направили к тому, кто на месте работал в этот день. Очередь тянулась долго… Вместо 11 часов утра – прием только в 14:00. Часы ожидания. Захожу в кабинет, где мне говорят: вас нет в списках, ожидайте еще; сначала прием – для всех, кто записан по времени. Я попыталась возразить, что я не сама пришла в этот кабинет, меня направили из регистратуры, но врач решила, что я ей хамлю. Её же надо просить принять меня совершенно по-другому – «ласково и вежливо». Слава богу, что в очереди была девушка, которая согласилась меня пропустить, за что ей большое спасибо. Врач меня опросила и сказала, что надо сдать анализ, но придется снова подождать. Начались новые круги ада. В результате я вышла из кабинета только в 18:00. И всё это – за свои же деньги», – говорит Светлана.

«Я расплакалась от обиды»

Следующее обследование – сцинтиграфия костей. В очереди Светлана Борисовна пробыла с семи утра до 14:00. Затем врач направила еще на одно обследование – пункцию лимфоузла. Но для этого необходимо было срочно сдать тест на ковид-19. И, конечно, платно.

«Я записалась, приехала пораньше, была первая в очереди, зашла в кабинет… И снова «сюрприз» – меня просят дать направление от врача, а она, оказывается, просто написала свои «закорючки» на листочке, решив, что этого будет достаточно. Меня послали к ней за направлением, я снова прождала около двух часов. Врач всё время куда-то ходила и на мои просьбы не реагировала. Моя нервная система уже не выдерживала. Я расплакалась от обиды. Отношение ужасное… Только после этого я получила очередную «заветную бумажку». И снова меня ждала очередь…», – рассказывает наша собеседница.

Наступила безысходность. Близкие Светланы начали принимать хоть какие-то меры, ведь она уже просто «сгорала» в этих бесконечных очередях.

«Пока я проходила все эти круги ада с анализами, племянница через своих знакомых нашла мне доктора в другой больнице. Он согласился провести мне курс лучевой терапии, выписал больничный, сделал бесплатно тест на ковид… Затем он планировал продолжить лечение, но уже – по согласованию с институтом имени Герцена и моим врачом оттуда. Нужно было дождаться консилиума медиков. Своего врача я, кстати, предупреждала, что прохожу лучевую терапию в другом месте», – пояснила Светлана.

«Консилиум переносили месяц, анализы потеряли»

Консилиум врачей по заболеванию Светланы Борисовны изначально был назначен на начало февраля 2021 года. Но его перенесли по «важной причине»: дело в том, что консилиумы проводят только по вторникам, а очередной вторник выпадал на 23 февраля. Но это День защитника Отечества – официальный выходной. Поэтому только 2 марта наступила долгожданная дата.

20 февраля у Светланы закончился курс лучевой терапии, в Москве не было смысла оставаться, и она приняла решение поехать домой в Смоленск: там ожидать консилиума. К этому дню ей сказали обязательно приехать в институт имени Герцена.

«Дома у меня открылось кровотечение, вызвали скорую помощь. Медики приехали быстро, кровь остановили. 1 марта мы выехали в Москву, по дороге у меня снова началось кровотечение, пришлось опять вызывать скорую, ведь 2-го числа нужно было обязательно присутствовать на консилиуме. Московские врачи должны были решить мою дальнейшую судьбу. Мы приехали к назначенному времени – 11:30. Очень долго искали моего врача. Нашли, и она нас ошарашила. Выяснилось, что все мои анализы, сделанные в институте, потеряли. Хорошо, что у меня с собой были их копии. Карточку мою врач тоже не смогла найти…», – рассказывает Светлана.

13:00 – начало консилиума, которого смолянка ждала как манны небесной. Женщину никто туда не пригласил. А потом Светлану и вовсе отправили к врачу, у которого она получала курс терапии – той самой лучевой терапии, которой удалось добиться только «по знакомству» обеспокоенных родственников.

Светлана отметила, что в институт имени Герцена она приехала с диагнозом базалиома, московские врачи заявили о появившихся метастазах, но никто толком в «болячке» женщины из провинции разбираться не стал.

«Моя врач вышла с консилиума и сказала: поскольку я лечилась у другого врача, то и поезжайте к нему. Неужели нельзя было отнестись по-человечески? Тот врач меня принял, потому что мне было уже очень плохо, я со своей болезнью просто сидела в ожидании чуда – в очередях…

Из института имени Герцена меня отправили все-таки домой. Я спросила про какие-нибудь рекомендации по лечению. Прозвучал ответ: точный диагноз они поставить не могут – «ничего непонятно». К тому же, со слов московских медиков, в костях уже есть метастазы, а откуда они взялись – опять непонятно. Посоветовали пройти лучевую терапию, а это, с их слов, можно сделать и в Смоленске. Ни выписки, ни заключения с консилиума мне никто не предоставил на руки. В результате я оказалась опять в Смоленске, у дочери», – рассказывает отчаявшаяся женщина.

Добавим, что «путешествие» в институт Герцена смолянке вылилось в круглую сумму. На анализы было потрачено 33 920 руб., на проезд в Москву и обратно, «плюс» поездки на такси – примерно 40 000 руб.

«Но московские врачи меня вместе с моей болезнью просто отправили домой», – отметила Светлана Борисовна.

«Доживем до понедельника»

Светлана в декабре прошлого года переболела коронавирусом.

«Мог ли ковид спровоцировать ухудшение моего состояния, не знаю. Я этот вопрос задавала в Москве, на что мне ответили: «Не сваливайте всё на ковид». Смоленские медики, впрочем как и московские, пока не понимают, откуда появились метастазы в костях. Рак, который диагностирован у меня, метастазов не дает. В Смоленске думают, что это может быть остеопороз (наиболее распространенное метаболическое заболевание костей, которое проявляется прогрессирующим снижением плотности и нарушением структуры костной ткани – прим.ред.).

Теперь нужно сдавать очередные анализы – для уточнения диагноза. Госпитализировать меня должны были еще в этот понедельник, 15 марта. Но в онкодиспансере не был готов анализ на биопсию, точнее его направили на пересмотр в другую лабораторию. 17 марта я наконец-то получила направление на госпитализацию в Областную больницу. Но там меня предупредили, что лучше лечь в медучреждение с понедельника, 22 марта. Курс лучевой терапии проходит с понедельника по пятницу, и его нельзя прерывать. В общем, доживем теперь до понедельника…. Надеюсь, что меня госпитализируют», – заключает женщина, всеми силами борющаяся за свою нормальную жизнь.

«Если бы не наши смоленские онкологи, то маме могли бы назначить химиотерапию, а это уже необратимый процесс. И это для нас очень страшно. Когда мы попытались, грубо говоря, сравнить смоленский и московский диагнозы (понять, откуда метастазы), позвонив в институт Герцена, нам ответили: «Вы понимаете, куда вы вообще звоните!? У нас всё написано верно». Моя мать сейчас вынуждена жить в болях и мучениях. Она ждет госпитализации — в надежде, что ей наконец-то помогут», – заявила нам дочь Светланы Борисовны.

Оставить комментарий

Пожалуйста, введите Имя

обязательно

Пожалуйста, введите существующий email

обязательно

Пожалуста, напишите сообщение

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

Медицина в Смоленске © 2021 Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только при наличии прямой активной гиперссылки на smolmed.ru

Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция smolmed.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.