Смолянку из-за ошибки врачей парализовало, но потом она все равно стала мамой

Смолянку из-за ошибки врачей парализовало, но потом она все равно стала мамой

Анна Николаенкова научилась сидеть и немного передвигаться. Однако и в инвалидной коляске она покорила не одно мужское сердце. Сейчас Аня замужем, восемь месяцев назад родила второго ребенка.

«Мне не кажется»

Эту историю можно начать с самой, наверное, большой неудачи в жизни смолянки. В 14 лет ее отправили на операцию в Санкт-Петербург для выпрямления позвоночника: был сколиоз. Лечение проходит обычно в два этапа. Сначала на голову и ноги устанавливаются металлические конструкции и к ним груз подвешивают, также происходит хирургическое вмешательство в позвоночник. Анна тогда не вдавалась во все медицинские подробности, но суть в другом.

Едва она пришла в себя после наркоза, как поняла, что не чувствует ног. Доктор, услышав эту жалобу, отмахнулся:

— Тебе кажется.

Однако девушка при повторном обходе повторила:

— Нет, мне не кажется. Я ног не чувствую!

Тогда медики дождались, пока наркоз отойдет, провели совместный осмотр и осознали: при хирургическом вмешательстве была допущена ошибка. Ноги на самом деле перестали слушаться Анну. И так как сразу второй раз наркоз давать нельзя, ей сняли все конструкции без наркоза, на живую.

Что было дальше, Анна мне сразу не стала рассказывать. Но она решилась написать это уже после интервью в сообщении:

— Когда все снимали, по лицу потекла кровь. От испуга я потеряла сознание. И в таком состоянии меня положили в аппарат МРТ. В 14 лет я даже не знала, что это. Поэтому когда я открыла глаза, а надо мной была крышка, у меня была первая мысль: я в морге?! Я стала кричать, звать на помощь. У меня началась рвота и почему-то я не могла пошевелить головой, поэтому я захлебнулась в ней. Когда опять очнулась, я уже была на ИВЛ. При том в выписке не всё написано, что они делали и что происходило. Маме тоже несколько дней ничего не говорили. А когда в реанимации я просыпалась, меня опять назад погружали в сон. Потом я это поняла, что если позвать — будет сон. Больше особо не звала.

Анна вспомнила, как просила прикрыть ее, так как холодно. И услышала такой ответ, от которого до сих пор мороз по коже:

— Была зима, я лежала у окна. Окно было открыто на всю, я очень замёрзла, а на мне была просто простынь. Я попросила меня накрыть. Медбрат же накрыл простыней меня прямо с головой и сказал: «Какая тебе разница, холодно тебе или тепло, все равно ты умираешь»… В жизни я об этом всем говорить не могу, мне тяжело. Это, наверное, единственное больное место, которое я помню и не могу забыть, и рассказать не могу. Только написать. И то не все.

…После всего пережитого Анна оказалась полностью парализована.

«Дать время на слезы»

— Сначала я не могла поверить. Думала, что сейчас проснусь — и все пройдет. Потом, конечно, я плакала. Было всякое, мысли такие — не хочется и вспоминать. Но ты себе даешь время на слезы, а затем их надо вытереть и пытаться что-то делать.

Анну увезли домой в абсолютно беспомощном состоянии. Сначала мама помогала ей учиться сидеть, потом девушка делала сама попытки встать на ноги. Спасать себя надо было самой. Ведь иначе ты полностью зависишь от того, есть ли кто-то дома, чтобы тебе помочь, или нет. Если нет — просто лежишь и ждешь.

Анна тренировалась каждый день, и это дало результат. Нашелся и костоправ, который помог в этом деле. Аня перестала бояться передвигаться на приличные расстояния на ходунках.

— Но я поняла, что дальше улучшений нет, то есть, например, я не могу перейти на костыль. Прогресса не было. И я решила просто жить — в том состоянии, которое есть. В 18 лет поступила на очное отделение в Смоленский гуманитарный университет. Там как раз была акция для людей с ограниченными возможностями — бесплатное обучение.

Анна общалась с людьми, узнавала новое, в общем — как все остальные люди. Вот только для каждого выхода из дома и любой дороги приходилось прикладывать намного больше усилий, чем остальным.

«Если бы не приехал — забанила»

Первый раз девушка вышла замуж в 20 лет. Но отношения не заладились, молодые быстро развелись. По поводу этого брака Анна вдаваться в подробности не стала — сказала, что уже не помнит толком ни первого мужа, ни причин развода. Но факт в том, что через год после этого разрыва она уже подала новое заявление на заключение брака с Сергеем.

…Эта история началась с переписки в соцсети «ВКонтакте». Девушка в одной из групп оставила свой комментарий, а Сергей написал ей.

— Он знал, что вы инвалидном кресле?

— Сначала нет. А потом я ему сказала об этом, он ответил: «Это не имеет значения».

В течение первого же месяца знакомства Сергей приехал в Смоленск из Ростова на Дону в гости. Провел у Анны дома две недели, а второй раз прибыл уже с вещами. Ей тогда было 22 года, а ему — 27.

— А чем именно Анна вас зацепила, что вас привлекло? — вопрос к Сергею.

— Не знаю. Просто меня все устраивало в общении, мне нравилось. Но переписываться можно бесконечно, поэтому дальше надо либо ехать, либо нет. А вообще я просто успел приехать, иначе бы она меня забанила через неделю, сама потом призналась. У нее такое водилось: пообщается месяц-два — и в «черный список».

— Почему?

Анна ответила:

— Потому что общаешься с людьми, а потом они хотят более близких отношений. Но мне это не надо было. Я на тот момент не хотела ничего такого. К тому же не так давно развелась. А мои собеседники обычно стремились к чему-то большему.

— Вы знаете, в чем секрет вашего обаяния?

— Я просто умею слушать. Человеку ведь что надо? Поддержка. И все. Я могу выслушать, помолчать. И говорящему становится легче. Я сама через многое прошла. Но, конечно, могу сказать, что люди часто придают большое значение тому, что этого не стоит.

— Как прошла ваша первая встреча с Сергеем?

— Я смутилась, конечно. Он приехал — незнакомый, рослый. Темный. Я подумала еще, что нерусский, но ошиблась. А маму я предупредила, что человек хочет Смоленск посмотреть и останется у нас. Она спокойно отнеслась к этому. Только на третий день того, как Сергей гостил, спросила: «Так что же ты столько времени у нас, а Смоленск так и не посмотрел? Поехали завтра, я тебе хоть город покажу».

…Перед отъездом Сергей спросил у мамы Анны: «Вы будете рады, если я вернусь?» Ему ответили «да». Конечно, он понимал: это значит, что Анна тоже не против.

— Вы влюбились? — спросила я у нее.

— Я не влюбчивая. Как у меня может сердце екнуть, если я знаю, что сейчас он может уехать и больше не вернуться? Как человек — он мне понравился, но я могла в любой момент это все заблокировать и больше об этом не думать. Эта грань внутри меня всегда была — практически до самой свадьбы.

Сергей добавил, что мечтать о каких-то встречах и надеяться, что тогда все изменится, свойственно тем, кто мало чего в жизни видел:

— Анна не влюбляется. Она просто принимает решение.

Каждый ребенок — чудо

Интересно, что первая беременность наступила в первый же год совместной жизни молодых. И это при том, что Анне ставили врачи бесплодие. Некоторые медики, узнав о беременности, боялись ее брать под свою ответственность. Находились и те, которые ее запугивали:

— Нейрохирург из областной больницы сказал мне прям в лицо: «Ты — урод и родишь урода». Да этот доктор вообще мне многое в лицо высказывал… Но что бы нам ни говорили люди — у Бога свои планы на эту жизнь. Я хочу, чтобы и остальные это понимали.

К счастью, опасения врачей не подтвердились: все прошло хорошо у Анны хорошо. Родился здоровый крепкий малыш.

А вторая беременность и вовсе наступила после того, как Анне медики сказали, что нужно срочно лечиться, делать операцию и после еще придется пить гормоны, чтобы смогла родить. Однако без всего этого через пару месяцев все произошло естественным путем. И снова Анна убедилась, что ни один из диагнозов не является приговором.

— Кто у вас главный в семье?

— Муж, — ответила Анна. И Сергей тут же засмеялся с недоверием.

— А кризис за 10 лет брака у вас был?

— Каждый день она говорит мне, что разведется, — улыбаясь, ответил он.

— Да нет, ну какой кризис? Разве что когда Сергей уезжает в командировку (работа связана с разъездами — прим. ред.) и возвращается, тогда надо перестраиваться.

Кто Анна сейчас?

Анне 31 год. В основном она занимается домом и детьми. А еще — благотворительностью. Координирует людей, связывает с нужными организациями или, например, может наварить мыло, продать его при храме — а затем деньги пожертвовать на какое-то доброе дело. Так она однажды купила и подарила Кардымовскому детскому санаторию-профилакторию холодильник, в котором учреждение нуждалось.

Анна старается жить без ограничений, насколько это возможно. Правда, в этом вопросе муж, как сразу можно было заметить, сильно переживает за нее.

Он несколько раз вставлял свои комментарии по поводу того, как тяжело ей приходится именно из-за отношения некоторых смолян. Да, бывают отзывчивые, внимательные люди. Но многие ведут себя совершенно по-другому. Занимают парковку для инвалидов, блокируют машину, не оставляют место для того, чтобы можно было подъехать на инвалидном кресле, пересесть в автомобиль.

— Но ведь для этого есть специальная разметка. И это пространство рядом с машиной очень нужно: представьте, человек приедет в коляске, а подобраться к машине не может. Анна нередко едет за рулем одна — и тогда нет никаких вариантов.

Рассказывал Сергей и про центр реабилитации на Шевченко, где в бассейне высокие бортики и никто тебе не поможет попасть в воду и выйти из нее.

— И что это за центр реабилитации? Для здоровых, что ли? — спрашивает он.

Нередко Сергею по этим поводам приходится ругаться с окружающими:

— Анна более миролюбивая, конечно. Но я считаю, что иногда людям необходимо помогать понять, как это — «быть человеком».

К счастью, на этом наш разговор не закончился. Супруги вспомнили и добрые поступки, которые были совершены. Например, говорили о враче из Перинатального центра, которая была внимательна к Анне и помогала ей восстановить здоровье после родов. Ей назначили сначала не те лекарства, а эта доктор не только помогла избавиться от последствий чужой ошибки, но и потом звонила Анне и интересовалась, как идут дела.

— Еще было, что я жду, например, кого-то в людном месте и мне деньги дают. Конечно, я никогда не прошу. Сначала от такого очень смущалась, а сейчас — спокойна. Вот однажды мужчина подошел и положил немаленькую купюру. Что ж, подумала я, хочет человек сделать добро, есть это в его сердце — почему нет?

Вот на этой ноте мы и закончили нашу встречу: добрые люди тоже есть, и это прекрасно. А еще здорово, что есть такие сильные — как Анна. Многим есть, чему поучиться у нее.

Источник: Смоленская народная газета

Оставить комментарий

Пожалуйста, введите Имя

обязательно

Пожалуйста, введите существующий email

обязательно

Пожалуста, напишите сообщение

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

Медицина в Смоленске © 2022 Все права защищены.

Любое использование материалов допускается только при наличии прямой активной гиперссылки на smolmed.ru

Информация на сайте носит рекомендательный характер. Пожалуйста, посоветуйтесь с лечащим врачом.
Редакция smolmed.ru не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза.